АКАДЕМГОРОДОК В 1968 ГОДУ: "ПИСЬМО СОРОКА ШЕСТИ" - Сайт ТимыЧа. Форум.
Приветствую Вас, Гость
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 221232122»
Сайт ТимыЧа. Форум. » ИСТОРИЯ АКАДЕМГОРОДКА И НОВОСИБИРСКА. » АКАДЕМГОРОДОК И СОВЕТСКИЙ РАЙОН » АКАДЕМГОРОДОК В 1968 ГОДУ: "ПИСЬМО СОРОКА ШЕСТИ" (И. С. Кузнецов. Опубликовано с разрешения автора)
АКАДЕМГОРОДОК В 1968 ГОДУ: "ПИСЬМО СОРОКА ШЕСТИ"
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:04 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
И. С. Кузнецов

НОВОСИБИРСКИЙ АКАДЕМГОРОДОК В 1968 ГОДУ:
«ПИСЬМО СОРОКА ШЕСТИ»
Документальное издание

Новосибирск
2007
И. С. Кузнецов. Новосибирский Академгородок в 1968 году: «письмо сорока шести». Документальное издание. Новосибирск: «Клио», 2007.

Публикация посвящена наиболее крупному проявлению оппозиционной актив-ности ученых новосибирского Академгородка, имевшему место в начале 1968 г., ко-гда 46 сотрудников СО АН и преподавателей НГУ подписали письмо с протестом против нарушения гласности в ходе судебного процесса над четырьмя московскими «диссидентами». После того, как этот факт был озвучен в зарубежных СМИ, в Ака-демгородке была развернута массированная политическая кампания: во всех его уч-реждениях были проведены соответствующие мероприятия (партийные и общие соб-рания, заседания ученых советов), где «подписанты» подверглись осуждению. Эти события стали поводом для негативного перелома в общественной жизни Академго-родка, привели к усилению консервативных и застойных тенденций. В данной публи-кации впервые представлен весь комплекс обнаруженных в настоящее время в архи-вах документов по «делу сорока шести». Это материалы ЦК КПСС, КГБ, Новосибир-ского обкома, горкома, Советского райкома КПСС, партийных организаций институ-тов СО АН и университета. В книге помещены также интервью участников событий.
Кроме того, опубликован полный список «подписантов» с их биографическими данными. Большинство источников выявлено автором-составителем и публикуется впервые.
В совокупности этот уникальные, не имеющие аналогов информационные ресурсы позволяют представить спектр настроений научной интеллигенции, которая в то вре-мя была самой активной в стране общественной группой.
Книга адресована в первую очередь научному сообществу Академгородка, однако


http://timich.ru
 
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:04 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
может представлять интерес для и всех читателей, проявляющих интерес к новейшей истории России.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………………..

Раздел 1. Накануне решающих событий………………………………………….

Раздел 2. «Письмо сорока шести» и реакция на него официальных органов……

Раздел 3. Документы обсуждений в Институте геологии и геофизики………….

Раздел 4. Материалы рассмотрения «дела сорока шести» в учреждениях СО АН…
Вычислительный центр………………………………………………………
Институт автоматики и электрометрии ………………………………………
Институт гидродинамики ………………………………………………………
Институт истории, филологии и философии………………………………….
Институт катализа……………………………………………………………….
Институт математики …………………………………………………………..
Институт химической кинетики и горения ……………………………………
Институт цитологии и гнетики ………………………………………………..
Институт ядерной физики ……………………………………………………..

Раздел 5. Обсуждение «подписантов» в Новосибирском университете и ФМШ…

Приложение. Краткие биографические данные о «подписантах»…………

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время все большее общественное внимание привлекает история Новосибирского научного центра, Академгородка как уникального социально-исторического феномена. Оно значительно усилилось в связи с 50-летием Сибирско-го отделения РАН и Советского района г. Новосибирска. При этом становление и раз-витие Академгородка представляет значительный интерес не только в контексте ис-тории науки, но и общественно-политической жизни. Как известно, наиболее яркой вехой политической истории Академгородка стали события 1968 г., в первую оче-редь фестиваль «бардов» и «письмо сорока шести».


http://timich.ru
 
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:05 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
Напомним по этому поводу, что в начале 1968 г. сорок шесть научных сотруд-ников СО АН и преподавателей НГУ подписали письмо с протестом против наруше-ния гласности в ходе самого крупного судебного процесса над московскими «дисси-дентами» – А. И. Гинзбургом, Ю. Т. Галансковым, А. А. Добровольским и В. И. Лаш-ковой. Это выступление стало наиболее масштабным для того периода проявлением оппозиционной общественной активности ученых Академгородка и вместе с тем Но-восибирска и всей Сибири. Одновременно этот демарш явился и крупнейшей общест-венно-политической акцией в масштабах всей страны.
Следует отметить, что среди подписантов были представлены сотрудники раз-личных учреждений Академгородка – 13 научно-исследовательских институтов, уни-верситета и ФМШ. Правда, под письмом не было подписей научной элиты (академи-ков и членов-корреспондентов), однако его подписал ряд известных ученых, в том числе шестеро докторов наук. Среди них математики Г. П. Акилов, Ю. Ф. Борисов, А. В. Гладкий, А. И. Фет; биолог Р. Л. Берг, историк М. М. Громыко. Ряд молодых уче-ных, ставших участниками рассматриваемой акции, впоследствии добились впечат-ляющих научных результатов. Сотрудник Института ядерной физики В. Е. Захаров сейчас – академик, директор научно-исследовательского института в Черноголовке. Являвшийся в то время сотрудником того же института, А. М. Фридман, также стал академиком. Он прославился предсказанием неизвестных спутников планеты Уран, которые затем были открыты американской космической станцией «Вояджер-2». Это оценивается как «выдающийся успех науки» (академик В. А. Амбарцумян), «выдаю-щейся открытие, опередившее мировой уровень» (академик В. И. Арнольд), «второй случай в истории астрономии предсказания орбит новых небесных тел на основании теоретических расчетов» (академик В. Л. Гинзбург) 1.
Другой сотрудник Института ядерной физики, И. Б. Хриплович, стал членом-корреспондентом РАН. А. М. Шалагин, который в 1968 г. был инженером в Институ-те геологии и геофизики, в настоящее время – член-корреспондент РАН, директор Института автоматики и электрометрии СО РАН.
Многие «подписанты» были широко известны как инициаторы различных обще-ственно-культурных инициатив, в том числе в клубе «Под интегралом». В целом представляется бесспорным, что «письмо сорока шести» объединило наиболее актив-ную, успешную в профессиональном и общественном плане часть научного сообще-ства новосибирского Академгородка.
Как известно, названное письмо было адресовано Верховному суду РСФСР и Генеральному прокурору СССР, его копии были направлены также Генеральному секретарю ЦК КПСС, Председателю Президиума Верховного Совета СССР и Пред-седателю Совета Министров СССР, а также в редакцию газеты «Комсомольская правда». Однако далее события – по невыясненным до сих пор причинам – приняли неожиданный оборот: 23 март текст письма был опубликован в газете «Нью Йорк таймс», а 27 марта – оглашен по «Голосу Америки» с указанием всех фамилий «под-писантов» и их регалий. Зарубежные СМИ подняли шум о чуть ли не «восстании ученых» в Академгородке.
Естественно, это вызвало чрезвычайно негативную реакцию наших властей, тем более что незадолго до этого в Академгородке произошел другой «скандал» – знаме-нитый фестиваль «бардов», «гвоздем» которого стали выступления Александра Гали-ча. Все это было оценено официальными органами как своего рода «антисоветская демонстрация».
В связи с названными событиями по распоряжению руководящих партийных ор-ганов


http://timich.ru
 
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:05 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
была развернута массированная политическая кампания: во всех учреждениях Академгородка были проведены соответствующие мероприятия (партийные и общие собрания, заседания ученых советов), где «подписанты», подвергались почти едино-душному осуждению. В итоге члены КПСС И. С. Алексеев, Л. Г. Борисова, В. А. Ко-нев, Э. С. Косицына, С. П. Рожнова, Г. С. Яблонский получили партийные взыскания, в том числе трое последних были исключены из партии, К. П. Ильичев был исключен из ВЛКСМ. Были отстранены от преподавания в НГУ А. И. Фет, Г. М. Заславский, А. В. Гладкий, М. М. Громыко, Г. П. Акилов, М. И. Черемисина, А. Б. Шабат. Часть «подписантов» после «проработок» вынуждена была уволиться с прежнего места ра-боты, некоторые встречали препятствия в публикациях, в защите диссертаций и т. п.
В период горбачевской «перестройки», в 1990 г., Советский райком КПСС отме-нил свое постановление по поводу этих событий, принятое в 1968 г., и поставил во-прос о политической реабилитации «подписантов». Было признано, что кампания осуждения «подписантов» стала поводом для негативного перелома в общественной жизни Академгородка, привела к усилению консервативных и застойных тенденций.
Следует отметить, что рассматриваемые события, вызывая значительный инте-рес в Академгородке и за рубежом, вместе с тем до настоящего времени не подверг-лись обстоятельному историческому изучению. Впервые в научно-исторической ли-тературе данная тема нашла отражение в известной книге американского историка Пола Джозефсона «Новая Атлантида возвращается» 2, посвященной новосибирскому Академгородку. Однако следует иметь в виду, что данному сюжету в этой объеми-стой монографии посвящено лишь менее двух страниц. Кроме того, хотя автор в пе-риод своего пребывания в Академгородке в конце 1980-х гг. работал в архивах и ин-тенсивно общался с участниками событий, все же он не избежал целого ряда неточ-ностей.
Так, на стр. 297 утверждается, что названное письмо подписали «ученые, пре-подаватели и студенты», на самом же деле среди участников рассматриваемой акции студенты, разумеется, не фигурировали. Среди «подписантов», получивших партий-ные взыскания, в книге фигурируют «Борисов» и «Рожнов» (С. 298), в то время как в их ряду были Л. Г. Борисова и С. П. Рожнова. В рассматриваемой книге В. П. Можин дважды называется «секретарем обкома» в то время как он являлся первым секрета-рем Советского райкома КПСС…
В год выхода книги американского историка в изучении рассматриваемой темы произошло еще одно значительное событие – появился первый выпуск историко-литературного альманаха «Логос» с хроникой гуманитарного факультета НГУ. В этом ценном издании порядка десяти страниц (С. 21–31) посвящено событиям1968 г.: по-мещен ряд документов по поводу «письма сорока шести», наибольшую же ценность представляют опубликованные здесь мемуарные свидетельства.
В научно-исторической литературе на сегодняшний день наиболее заметное от-ражение рассматриваемая тема получила в статье Е. Г. Водичева и Н. А. Куперштох 3. Это произведение названных известных историков отличается высоким аналитиче-ским уровнем, глубоким проникновением в суть рассматриваемых событий. Целый ряд важных аспектов общественно-политических настроений научной интеллигенции Академгородка затронут также в двух других статьях указанных авторов, посвящен-ных «этосу» и системе ценностей научного сообщества 4. В целом же значение ука-занных публикаций далеко выходит за рамки истории ННЦ, – это одни из наиболее глубоких исследований общественно-политических настроений «советской» научной интеллигенции.


http://timich.ru
 
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:06 | Сообщение # 5
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
Вместе с тем следует отметить некоторую ограниченность источниковой базы названных статей: в том, что касается «письма сорока шести», они в немалой степени основаны на информационных ресурсах, извлеченных из дипломного сочинения вы-пускницы гуманитарного факультета Ж. А. Бадалян, защищенного в 1995 г. под на-шим руководством.
В текущем году рассматриваемая тема нашла отражение в двух документальных публикациях, подготовленных автором-составителем данного издания 5. Во вводных очерках к ним даются исторические оценки событий, связанных с рассматриваемым письмом.
Кроме немногочисленных научно-исторических работ, специально посвя-щенных интересующей нас теме, необходимо также назвать ряд других трудов, отра-жающих общественно-политические аспекты истории Новосибирского научного цен-тра. Здесь на первое место следует поставить монографию А. Г. Борзенкова «Моло-дежь и политика» 6 и его документальную публикацию о фестивале «бардов» 1968 г. 7. Они значимы для нас тем, что дают общую картину общественных настроений на-учной молодежи Академгородка, – это весьма важно и для понимания исторического контекста появления «письма сорока шести». Не меньшая ценность этих трудов за-ключается в широте их источниковой базы, в том числе в небывало широком исполь-зовании материалов личного происхождения (устных свидетельств участников собы-тий). Помимо прочего, это весьма важно для выработки адекватной методики рабо-ты с источниками.
Следует подчеркнуть, что, в связи с отсутствием фундаментальных историче-ских исследований по данной теме, нередко в разного рода упоминаниях о событиях 1968 г. отмечаются досадные неточности.
Порой это прослеживается и в изданиях, адресованных массовому читателю. Так, доктор биол. наук М. Д. Голубовский в журнале «Знание – сила» в заметке о Р. Л. Берг пишет: «Достаточно прочитать в “Суховее” стенограмму ее позорного раз-носа в закрытом ученом совете Института цитологии и генетики в 1968 г. за подпи-сью ученых Академгородка в коллективном письме в защиту Синявского и Даниэля. За исключением Зои Сафрониевны Никоро, все пригнули свои голову и несли нуж-ную партийному начальству советскую агрессивную околесицу» 8. Понятно, что «письмо сорока шести» появилось по другому поводу; излишне однозначной пред-ставляется и характеристика поведения участников названного заседания. Наконец, странными выглядят стилистические небрежности приведенного текста: «голову» вместо «головы», «за подписью» вместо «за подпись» и т. п.
Особенное сожаление вызывают огрехи подобного рода в ценном издании об Академгородке, опубликованном в 2003 г. по инициативе академика В. Е. Накоря-кова. Так, в помещенном в названной книге тексте кандидата технических наук Р. С. Горелика (Институт теплофизики СО РАН) говорится: «К счастью, “борьба идей” в Академгородке никому не грозила тюрьмой и расстрелами. Даже после знаменитого “Письма двадцати пяти” никто из авторов так уж сильно не пострадал. В том письме, отправленном в ЦК КПСС, говорилось, что ученым и народу нужна демократия и полная информация обо всем происходящем в нашей стране и за рубежом. Шума из-за письма было много, но в тюрьму посадили лишь одного молодого автора, да и то всего на день, чтобы попугать. Всерьез же наказали только доктора физико-математических наук Фета. Перевели из завлабов в старшие научные сотрудники, по-том сделали младшим, потом лаборантом и вообще сократили. Фет за деньги писал людям кандидатские и докторские диссертации, зарабатывая на этом в пять раз боль-ше


http://timich.ru
 
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:06 | Сообщение # 6
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
чем во время работы в институте. Впоследствии он уехал за границу» 9.
В данном фрагменте содержатся все мыслимые и немыслимые искажения исто-рических реалий. Автор, не давая себе труда обратиться к элементарным источникам, видимо, основывался на разного рода слухах, своего рода «академовском фольклоре». Между тем он мог бы, например, побеседовать с Абрамом Ильичем Фетом, который никогда не эмигрировал из Академгородка и до недавнего времени вплоть до своей кончины невозмутимо гулял по его тропинкам…
Недостаточная изученность рассматриваемых событий, помимо прочего, затруд-няет понимание их глубинного смысла, порождает альтернативные оценки. Как из-вестно, официальная версия, сформулированная партийными органами в ходе самих событий 1968 г., давала сугубо негативную оценку «письма сорока шести». Это на-шло отражение в ряде секретных документов партийных органов и КГБ, прежде всего в постановлении бюро Советского райкома КПСС от 16 апреля 1968 г. «О некоторых вопросах идеологической работы в институтах СО АН СССР и НГУ». Публично на-званная версия была сформулирована в номере газеты «За науку в Сибири» от 23 ап-реля того же года, где было помещено «Письмо общего собрания коллектива Инсти-тута геологии и геофизики». Оно сопровождалось следующим текстом: «В обстанов-ке высокой партийной требовательности прошли собрания в партийных организациях институтов катализа, математики, цитологии и генетики, геологии и геофизики, Вы-числительного центра, НГУ, ФМШ, Ботанического сада, институтов экономики, ис-тории, филологии и философии, ядерной физики, гидродинамики и др. На этих соб-раниях, а также заседаниях ученых советов, кафедр общественных наук, собраниях коллективов дана единодушная оценка упомянутого письма, как политически вред-ной акции, использованной враждебной нашей стране организациями для идеологи-ческой диверсии. Осуждение этого письма способствовало сплочению коммунистов и беспартийного научного актива на принципиальной идейной основе».
При этом в разного рода официальных документах по поводу рассматриваемого письма наблюдались определенные варианты: если в одних делался акцент на «оши-бочность» этой акции, «недостаточную сознательность» «подписантов», то в ряде других они квалифицировались как прямые «агенты» или «пособники» «империализ-ма».
Новая, прямо противоположная версия, расценивающая «письмо сорока шести» в позитивном и даже апологетическом ключе, была сформулирована в период горба-чевской «перестройки»: 28 июня 1990 г. газета «Наука в Сибири» поместила подбор-ку материалов по данному поводу, отведя событиям 1968 г. целую страницу. Здесь была опубликована небольшая редакционная заметка «Реабилитация», далее записка идеологического отдела Советского райкома КПСС по поводу называвшегося поста-новления бюро Советского райкома КПСС от 16 апреля 1968 г. и, наконец, поста-новление бюро Советского райкома КПСС от 12 июня 1990 г. об отмене постановле-ния 1968 года. В названных документах «письмо сорока шести» расценивалось как выдающееся проявление демократической активности. Именно данная версия собы-тий 1968 г. разрабатывается в ряде последующих публикаций и, прежде всего, в упо-минавшихся статьях Е. Г. Водичева и Н. А. Куперштох.
Несколько иная интерпретация данной ситуации прослеживается в мемуарах од-ного из наиболее известных общественных деятелей Академгородка 1960-х гг. – президента клуба «Под интегралом» А. И. Бурштейна. Они были написаны в 1986 г., впервые опубликованы в журнале «ЭКО» в 1992 г. и затем воспроизведены в 2005 г. с некоторыми дополнениями и комментариями 10. Более обширный фрагмент из на-званного источника будет приведен во втором разделе книги. Здесь же ограничимся следующим ключевым высказыванием названного мемуариста: «Первый секретарь обкома КПСС Ф. Горячев был в многолетней упорной конфронтации с Дедом (М. А. Лаврентьевым.– И. К.). <…> Но “он” же был и главным поваром, заварившим всю эту кашу с “подписантами”, которую Деду приходилось теперь расхлебывать вместе с нами» 11. Видимо, это утверждение Анатолия Израилевича можно понимать в том смысле, что «письмо сорока шести» явилось провокацией партийных органов.
Наиболее же последовательно версия о провокационном характере рассматри-ваемого письма проводится в книге академика Т. И. Заславской, которая в рассмат-риваемый период была одним из ведущих авторитетов Института экономики и орга-низации промышленного производства СО АН. В книге об «исследованиях новоси-бирской экономико-социологической школы» она пишет: «В середине марта один из новосибирских социологов – Ю. Д. Карпов каким-то чудом сумел организовать в Академгородке первый (и, кажется, единственный) съезд советских бардов, отличав-шихся, как всем известно, высокой критичностью к советской системе. Концерты Га-лича, Кима, Визбора, Клячкина и других шли в школах, клубах, нередко и на кварти-рах, но гала-концерт для ученых, а также академического и партийного начальства состоялся в Доме ученых. Первое отделение было полностью отдано А. Галичу, ра-зившему фальшь и жестокость советской жизни беспощадно едкой сатирой. Когда он закончил свое выступление песней против тоталитарной системы, зал несколько ми-нут аплодировал ему стоя. Партийному начальству пришлось публично аплодировать самой страшной “антисоветчине”, простить чего оно, разумеется, не могло. Ответ-ным ходом явилась известная провокация с подписанием учеными письма в высшие инстанции с просьбой более ясно и убедительно разъяснить вину Даниэля и Синяв-ского. Сборщики подписей говорили ученым, что письмо адресуется руководству ЦК КПСС, КГБ и Генеральной прокуратуры СССР, а фактически оно было направлено на радиостанцию “Голос Америки”, которая несколько раз протранслировала его текст на Советский Союз с фамилиями и должностями всех участников. Обком КПСС объ-явил подписание этого письма “предательством Родины” и потребовал от научных коллективов Академгородка строжайшей расправы с виноватыми. Руководство ис-пользовало эту ситуацию для сведения счетов с либерально настроенными учеными. Но здоровые научные коллективы не поддались партийному натиску и вынесли “про-винившимся” минимальные наказания. Тем не менее в результате этой кампании об-становка существенно изменилась. Прежде свойственное Академгородку чувство свободы, открытости и взаимного доверия ушло. Сибирским ученым ясно напомнили, в какой стране они живут» 12.
Удивляет большое количество неточностей в этом фрагменте, начиная с упоминания фестиваля (а не «съезда»!) «бардов». Непонятна версия о его организа-ции «чудом», принимая во внимание, что вся эта ситуация подробно описана в ранее цитированных мемуарах А. И. Бурштейна. Бросается в глаза и хронологическая не-стыковка в версии об «ответном ходе»: знаменитый фестиваль состоялся в марте, письмо же, датированное 19 февраля, готовилось в конце 1967 – начале 1968 г. Мы не говорим о такой «мелочи», что письмо было посвящено не Даниэлю и Синявскому, а «процессу четырех». Такого рода несоответствия историческим реалиям можно, ра-зумеется, объяснить не целенаправленной тенденциозностью, но большой временной дистанцией и соответствующими «провалами памяти». Однако это также не украшает мемуариста, поскольку рассматриваемый текст принадлежит не рядовому обывателю, а известному ученому...


http://timich.ru
 
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:06 | Сообщение # 7
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
Таким образом, все это еще раз убеждает в необходимости фундаментального исторического изучения событий 1968 г. в новосибирском Академгородке. В данном издании предпринимается существенный шаг в данном направлении – публикуется весь комплекс имеющихся в нашем распоряжении источников в связи с «письмом со-рока шести». Среди них – материалы ЦК КПСС, КГБ, Новосибирского обкома, гор-кома, Советского райкома КПСС, партийных организаций институтов СО АН и уни-верситета. Документальные источники дополняются также воспоминаниями участни-ков событий. В совокупности с комментариями это дает широкую и многоплановую панораму настроений научного сообщества Академгородка в переломный момент его истории.
Такого рода подход уже хорошо зарекомендовал себя в изучении многих ис-торических реалий, в том числе и общественной жизни новосибирского Академго-родка. Наиболее убедительным примером подобной публикации является упомянутая документальная подборка о фестивале «бардов», выполненная А. Г. Борзенковым, – во многих отношениях ее следует признать образцовой для работ такого жанра.
При этом, анализируя события 1968 г., мы не уделяем приоритетного внима-ния самому прецеденту – обстоятельствам появления «письма сорока шести». Это связано с состоянием источниковой базы – никаких серьезных документов по данно-му поводу до сих пор не выявлено. Видимо, кардинально ситуацию могло бы изме-нить лишь обращение к архивам ФСБ, что, в настоящее время невозможно, так как там, как известно, предоставляют лишь материалы на репрессированных (например, судебно-следственные и реабилитационные документы). В настоящее время истори-кам не доступен даже подлинник ключевого документа – текст письма с соответст-вующими подписями.
В связи с этим остается открытым и вопрос о точном списке «подписантов». В указанной публикации 1990 г. в газете «За науку в Сибири» дается следующий их перечень (с сокращенным указанием места работы): В. Соколов, С. Андреев, В. Заха-ров, Ф. Цельник, Г. Заславский, А. Фридман, Л. Вячеславов, А. Хомин, И. Хриплович, И. Вассерман (ИЯФ), И. Алексеев, И. Гольденберг, Ф. Дрейзен, Ю. Кулаков, Н. Ревя-кина, Л. Тришина, В. Конев, Н. Филоненко (НГУ), Ю. Борисов, А. Гладкий, А. Фет, Г. Анисов, И. Гинзбург (ИМ), Л. Лазовский, А. Шалагин, В. Щеглов, Б. Приолус (ИГГ), Б. Найдорф, В. Перцовский, Э. Косицина (ФМШ), М. Громыко, М. Черемисина, С. Рожнова (ИИФФ), Е. Вишневский, Э. Штенгель (ИАЭ), Л. Борисова, И. Хохлушкин (ИЭООП), Р. Берг (ИЦГ), К. Ильичев (ИХКГ), Р. Нахмансон (ИФП), А. Шабат (ИГ), Г. Яблонский (ИК), Б. Семечкин (ИТФ), В. Меньшиков (ВЦ), С. Политико (НИИси-стем), Н. Топешко (СОКБ) 13.
Отметим наиболее очевидные неточности в этом списке. Так, фамилия под-писанта из Института геологии и геофизики Лозовский, а не Лазовский. В Институте математики письмо подписал не «Г. Анисов», а Г. П. Акилов. Этому известному ма-тематику «не повезло» и далее: в комментарии к тексту «письма сорока шести», оуб-ликованном в хрестоматии по истории Новосибирской области, он фигурирует как «Г. П. Акимова» 14.
Другой вариант списка приводится в книге одного из бывших «подписан-тов», в настоящее время профессора НГУ Ю. И. Кулакова 15. В нем фигурируют сле-дующие лица: Акилов Г. П., канд. физ.-мат. наук; Алексеев И. С., канд. философ. на-ук; Андреев С. Л., инженер; Берг Р. Л., д-р биол. наук; Борисов Ю. Ф., д-р физ.-мат. наук; Борисова Л. Г., аспирантка; Бассерман И., аспирант; Вишневский Е. Б., мл. на-уч. сотр.; Вячеславов Л., аспирант; Гладкий А. В., д-р физ.-мат. наук; Громыко М. М., д-р ист. наук; Гольденберг И. З., преподаватель; Дрейзин Ф. А., канд. филол. наук; Захаров В. Е., канд. физ.-мат. наук; Заславский Р., канд. физ.-мат. наук; Ильичев К., стажер; Конев В. А., канд. философ. наук; Косицина Э. С., педагог; Кулаков Ю. И., канд. физ.-мат. наук; Клорин А. А., инженер; Лозовский Л. А., инженер; Лихачева Д. В., мл. науч. сотр.; Меньшиков В. Ф., аспирант; Найдорф Б., педагог; Нахмансон Р., канд. физ.-мат. наук; Плитка С. И., сотр. НИИсистем; Перцовский В. С., педагог; Приолус Б. И., ст. лаб.; Рожнова С., аспирантка; Ревякина Н. В., канд. ист. наук; Со-колов, канд. физ.-мат. наук; Семячкин Б. Е., мл. науч. сотр.; Топешко Н. А., инженер; Титов Е.; Тришина Л. А., ассистент кафедры общего языкознания МГУ; Фет А. И., д-р физ-мат. наук; Фридман А. М., канд. физ.-мат. наук; Филоненко Н. Н., аспирант; Хриплович И. В., канд. физ.-мат. наук; Хохлушкин И. Н., мл. науч. сотр.; Цельник Ф. А., инженер; Черемисина М. И., канд. филол. наук; Шабат А. В., канд. физ.-мат. наук; Шалагин А. М., инженер; Штенгель Э., мл. науч. сотр.; Яблонский Г. С., мл. на-уч. сотр.
Как видим, в этом списке также имеются неточности. Вновь «не повезло» Глебу Павловичу Акилову: он фигурирует здесь как кандидат, в то время как был доктором физ.-мат. наук. Вместо фамилии Дрейзен фигурирует «Дрейзин», вместо Вассермана – Бассерман; Л. А. Тришина, разумеется преподаватель НГУ а не МГУ и т. д. У Лиха-чевой правильные инициалы Ю. В.
Кроме того бросаются различия в этих списках: во втором из них названы Кло-рин, Лихачева и Титов, которых нет в первом, в свою очередь, в нем фигурируют Гинзбург и Щеглов, которые отсутствуют во втором списке.
Непонятно почему в первый список включен сотрудник Института геологии и геофизики В. B. Щеглов 16: в ходе разбирательства в этом институте он совершенно однозначно опроверг версию о своей причастности к рассматриваемому письму и никаких претензий по этому поводу к нему не предъявлялось ни на одном собрании.
В приведенных списках, особенно во втором, имеется и еще целый ряд погреш-ностей, которые нет смысла перечислять, поскольку в приложении помещены точные персоналии подписантов.
С учетом всех этих сложностей основное внимание в предлагаемой публикации уделяется не столько самому письму, сколько реакции на него официальных органов и научного сообщества Академгородка. Основная ценность публикуемых источников заключается в том, что они дают чрезвычайно широкую, полихромную картину об-щественных настроений научной интеллигенции на переломном рубеже от «оттепе-ли» к «застою». Это представляет особый интерес не только в локальном, но и обще-историческом контексте, памятуя о том, что научная (особенно академическая) ин-теллигенция в то время была почти единственной политически активной группой на-селения страны, а научное сообщество Академгородка в то время в свою очередь от-личалось наибольшей активностью даже на этом фоне.
Следует сказать, что с этой точки зрения предлагаемое издание является уни-кальной не только в контексте истории Новосибирского научного центра, но и исто-рии научной интеллигенции «советского периода» в целом. В качестве некоторого аналога мы можем назвать лишь документальную публикацию по «делу» академика Н. Н. Лузина 17. Однако, последняя относится к совсем другому периоду (1936 г.) и несравненно менее репрезентативна с точки зрения отражений настроений научного сообщества.
Квалифицируя публикуемые документы в качестве приоритетного источника о настроениях научной среды, мы вместе с тем в полной мере отдаем себе отчет, что


http://timich.ru
 
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:07 | Сообщение # 8
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
данные материалы, при всем их богатстве, позволяют лишь в той или иной мере ре-конструировать картину событий. Информационные возможности данного докумен-тального комплекса ограничиваются прежде всего его источниковой спецификой: публикуемая здесь преимущественно делопроизводственная документация отражает, в первую очередь, официальную «поверхность» событий, которая далеко не всегда соответствует их глубинному содержанию.
Кроме того, следует иметь в виду, что документы различных учреждений ННЦ в разной мере отразили реальный ход событий. В ряде случаев они весьма репрезента-тивны, – примером является чрезвычайно детальное обсуждение «подписантов» в Институте геологии и геофизики. Порой же они представляют превратную картину событий, – подлинный смысл последних можно реконструировать только с учетом общего контекста и с привлечением устных свидетельств. Это касается, в первую очередь, материалов соответствующих обсуждений в Институте ядерной физики. Ес-ли ограничиться только публикуемыми архивными документами, то можно сделать вывод, что здесь, как и в ряде других институтов, имело место достаточно суровое осуждение подписантов. Однако, это не более чем поверхностное впечатление, – ре-альная картина была совершенно иной. Зафиксированные в документах данного уч-реждения острые высказывания являлись не более чем сотрясением воздуха, словами для протокола, поскольку партийная организация в данном институте не была влия-тельной. В тот момент из 319 ее членов научными сотрудниками были лишь 14 чело-век 18, при этом, в отличие, скажем, от Института геологии и геофизики, здесь ни ди-ректор НИИ, ни его ведущие сотрудники не были членами партии. Понятно, что вся власть в институте была в руках Г. И. Будкера, а его позиция в отношении «подпи-сантов» вполне очевидна.
Не удивительно, что «подписанты» из этого института не только не подверглись серьезным репрессиям, но ряд из них продолжил блестящую карьеру, в первую оче-редь, упоминавшийся В. Е. Захаров. Нечто подобно, видимо, имело место и в некото-рых других институтах. Характерный пример: 19 ноября 1968 г. газета «За науку в Сибири» поместила публикацию «Возможен ли гиперболоид инженера Гарина (рас-сказывает сотрудник Института ядерной физики кандидат физ.-мат. наук В. Е. Заха-ров)». Вскоре после этого, 3 декабря, в той же газете в подборке материалов «День науки» фигурировал текст «Над чем работают социологи», подписанный ученым сек-ретарем отдела социальных проблем труда Института экономики и организации про-мышленного производства Л. Г. Борисовой. Разумеется, редакция не могла не знать о роли Владимира Евгеньевича и Людмилы Глебовны в «деле сорока шести», – видимо у соответствующих инстанций по этому поводу возражений не было…
Далее, следует иметь в виду, что публикуемые документы отражают суждения лишь части научного сообщества, – прежде всего членов КПСС и различных должно-стных лиц. В тех случаях, когда представители академической элиты состояли в пар-тии, картина вырисовывается более репрезентативная, хотя и здесь подлинная ситуа-ция реконструируется не без труда. Наиболее яркий пример – позиция президента СО АН академика М. А. Лаврентьева. Как известно, он не только состоял в партии, но и являлся членом Новосибирского обкома КПСС. Тем не менее, ни на одном публич-ном мероприятии Михаил Алексеевич, по понятным причинам, не сформулировал своего отношения к рассматриваемым событиям.
В нашем распоряжении имеется единственный источник, где в какой-то мере прослеживается позиция М. А. Лаврентьева в той ситуации – его высказывание на за-седании Президиума СО АН 19 апреля (помещено во втором разделе книги). Следует


http://timich.ru
 
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:07 | Сообщение # 9
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
иметь в виду, что в тот день состоялся актив областной партийной организации, где по поводу событий в Академгородке было сказано немало резких слов…
Оценивая в целом суждения большинства участников обсуждений по «делу со-рока шести» следует, разумеется, помнить об общей политической атмосфере, в кото-рой проходили такого рода мероприятия. По этому поводу уместно привести сужде-ние известного британского историка Джеффри Хоскинга о методах борьбы с «под-писантами»: «Участников движения протеста – писателей, ученых – предупреждали, что их диссертации не будут утверждены, произведения не будут публиковаться, а служебные карьеры сильно пострадают. Их начальников и коллег предупреждали о необходимости создания “здоровых коллективов” и оказания “плодотворного влия-ния” на непокорных товарищей. Взаимная слежка стала обычным делом; целый ин-ститут мог пострадать в случае, если кто-то из его сотрудников подписывал письмо протеста» 19.
Характеризуя источниковую базу книги, следует отметить, что основной массив документов по интересующей нас теме обнаружен составителем в Государственном архиве Новосибирской области (ГАНО). Они находятся в фондах Новосибирского обкома, горкома и Советского райкома КПСС, а также партийных организаций соот-ветствующих учреждений ННЦ. По своему характеру это по большей части материа-лы партийного делопроизводства – протоколы партийных бюро и собраний, их реше-ния, постановления бюро райкома, справки различных отделов райкома, горкома и обкома КПСС и т. п. При этом их информационная насыщенность весьма различна, что, помимо прочего, зависело от квалификации лиц, готовивших документы и осу-ществлявших делопроизводство. Естественно, все эти материалы носят весьма тен-денциозный характер и требуют сугубо критического отношения.
Большим недостатком имеющейся источниковой базы по «делу сорока шести» является наличие серьезных лакун в соответствующих архивных фондах. Так, в них отсутствуют материалы партийных мероприятий, проведенных по данному поводу в Вычислительном центре, Центральном сибирском ботаническом саде 20, а также ин-ститутах: теплофизики, физики полупроводников, экономики и организации про-мышленного производства, НИИсистем. В одних случаях вообще отсутствуют доку-менты за данное время, в других нет материалов партийных бюро и собраний, где предположительно должен был обсуждаться данный вопрос. Объяснения по поводу этих пробелов в соответствующих архивных материалах не фигурируют, за исключе-нием фонда Института теплофизики 21, в описи которого указано: «Документы за 1966–1968 гг. уничтожены» (?!).
Весьма затрудняет работу также распространившаяся в настоящее время практи-ка так называемого «конвертирования» документов: заказанные архивные дела иссле-дователям выдаются, однако многие документы в них закрыты решением «межведом-ственной комиссии». Речь идет прежде всего о так называемых «персональных де-лах», когда партийные органы разбирали те или иные проступки коммунистов. Мож-но еще в какой-то мере признать обоснованность такого рода ограничений в доступе к этим документам, когда речь идет о тех или иных неблаговидных поступках членов КПСС (пьянство, адюльтер, коррупция и т.п.). Но какова логика в закрытии дел поли-тического характера? Получается, что люди пострадали дважды: когда-то их подверг-ли преследованиям, а теперь мы не можем сказать ничего конкретного о ходе соот-ветствующих разбирательств. Между тем закрытость «персональных дел» политиче-ского характера поневоле внушает подозрения, что там было нечто нехорошее, – быть может, «бунтари» каялись, называли «сообщников» и т. п. (такое, как известно, дей


http://timich.ru
 
ТимыЧ Дата: Вторник, 09.09.2008, 18:08 | Сообщение # 10
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5083
Статус: Offline
ствительно, случалось)…
Эта проблема в полной мере относится и к нашей теме: так, в упоминавшихся материалах бюро Советского райкома КПСС от 16 апреля 1968 г. «персональные де-ла» «подписантов» «законвертированы». Такова же участь ряда последующих «пер-сональных дел» по поводу снятия партийных взысканий. По непонятным причинам «законвертированы» также некоторые материалы партийных бюро и собраний по по-воду «письма сорока шести», в том числе и ряд из них, где разбирались беспартийные «подписанты», – т. е. это не «персональные дела».
Неполнота и недостаточная репрезентативность публикуемых архивных доку-ментов в какой-то мере корректируются мемуарными свидетельствами участников событий. Разумеется, они также требуют сугубо критического отношения, поскольку нередко наряду с ценными подробностями содержат массу неточностей или отлича-ются заведомой тенденциозностью.
Такими неточностями изобилует, к примеру, мемуарный фрагмент члена-корреспондента РАН И. Н. Мешков в сборнике об НГУ: «Здесь (в Академгородке. – И. К.) все формальности были минимизированы, влияние советских, партийных и “других органов” ощущалось несравненно слабее, чем в центре. Достаточно вспом-нить знаменитый клуб “Под интегралом” и его президента Анатолия Бурштейна. Хо-тя клуб довольно быстро прикрыли (именно за свободомыслие), волны от него рас-ходились долго. Кампания в защиту Даниэля и Синявского – письмо подписывал ка-ждый третий. Правда, потом инициаторы в лучших традициях времени оставили в списке ученых не ниже кандидата наук, зато «обрезанным» (я попал в их число) по-везло, а подписанты надолго стали “невыездными”. До каких-то серьезных репрессий дело, тем не менее, не дошло» 22.
Еще более показательный пример представляет опубликованное в июле текуще-го года интервью профессора И. А. Молетотова – бесспорно, одного из наиболее ос-ведомленных в истории ННЦ (в рассматриваемый период он был зам. секретаря парт-кома НГУ). По поводу событий 1968 г. в данной публикации говорится: «В универси-тете никого не увольняли (в связи с этим письмом. – И. К.), однако шло обсуждение возникшей проблемы. А со стороны студентов прошла волна протестов. У ВЦ, где в то время располагался гумфак, распространяли листовки, появились надписи, предос-терегающие о возврате к 1937 году» 23. Как видим, в приведенном тексте отмечается целый ряд неточностей (быть может, они связаны с недостаточной внимательностью корреспондента).
Из числа источников, важных для понимания событий 1968 г., следует выделить книгу литературных сочинений Сергея Андреева «Дым отечества», вышедшую в 2007 г. уже после появления нашей документальной публикации. Памятуя ключевую роль С. Л. Андреева в организации «письма сорока шести», эти произведения весьма важ-ны для реконструкции мировоззрения не только самого Сергея Леонидовича, но и соответствующей академовской среды. Особенно важно, что они написаны как раз во второй половине 1960-х гг., в том числе в 1968 г. В этой книге поражает все, – начи-ная с рисунка на обложке, иллюстрирующего ее название «Дым отечества». Литера-турные опусы С. А. Андреева насыщены издевательским отношением к советским порядкам, которое порой перерастает в соответствующее отношение к стране и наро-ду. Помимо того поражает похабщина в ряде рассказов. Будем надеяться, что все это – некоторая литературная маска…
* * *
Публикуемые в книге материалы структурированы в пять разделов. В первом из


http://timich.ru
 
Сайт ТимыЧа. Форум. » ИСТОРИЯ АКАДЕМГОРОДКА И НОВОСИБИРСКА. » АКАДЕМГОРОДОК И СОВЕТСКИЙ РАЙОН » АКАДЕМГОРОДОК В 1968 ГОДУ: "ПИСЬМО СОРОКА ШЕСТИ" (И. С. Кузнецов. Опубликовано с разрешения автора)
Страница 1 из 221232122»
Поиск: